Shadowman

Пару ночей назад Сновидец проснулся в липком поту и долго всматривался в потолок, пытаясь запомнить увиденное по ту сторону. Что происходило с ним в последнее время: почему на работе обострились конфликты из-за взаимонепонимания, почему второй день подряд мысли о работе вызывают бурю беспокойства, отражающегося головной болью? А еще этот сон!.. Ответа не приходило, хотя чувствовалось, что он скрывается где-то на поверхности образов сновидения...

Типичным мотивом сновидения давно уже стало сумрачное помещение деревенского дома. Как правило, чтобы не быть поглощенным Тьмой, в нем силой мысли поддерживалось электрическое освещение. Но сегодня впервые было не так. В доме кроме сумрака было холодно, и чтобы согреться, нужно было растопить две печи: одна в зале, другая в полуподвальном подсобном помещении, где хранились запасы продуктов, какие-то вещи.

Чтобы поддерживать тепло в доме, необходимо было постоянно следить за печами и подкладывать дрова. Однако, оказалось это делом трудоемким и хлопотным, так как дрова горели плохо и приходилось часто самостоятельно раздувать пламя и следить, чтобы оно не погасло, ведь помимо тепла, сквозь щели в плите и печной дверцы в помещения проникал свет, развеивающий обступившую тьму. Не смотря на все эти трудности, настроение было хорошее: Сновидец был уверен, что легко справится с поставленной задачей. Не смотря на то, что обслуживание печей отнимало все время, чувствовалось, что все получится.

В какой-то момент Сновидец присел на пороге подсобного помещения. Печи разгорелись и можно было немного отдохнуть. В этот момент ... 

Что было в этот момент не совсем понятно, ибо Сновидец не смог вспомнить, как и почему зашел некий разговор с некоей сущностью, в результате которого она выскочила из рук в виде существ черного цвета, напоминающего тонкую трость о двух тростниковых ногах. Нелепое существо, живо бросилось прочь, так что Сновидец не смог его ни уловить, ни догнать. Однако на душе стало не по себе, ибо из-за какой-то глупости, или лихой и шальной мысли, он внезапно породил или выпустил из себя (что в данном контексте одно и то же) то, что не должно было обретать свободу.

Теперь все пошло наперекосяк. Словно потеряв что-то от себя, все валилось из рук: огонь в печах поник, словно ему не хватало кислорода, печь в зале внезапно стала дымить. Попытка поправить металлическую трубу внезапно наполнила дом едкими удушливыми клубами. Бросаясь раздувать внезапно опавшее пламя, стало ясно, что еще пара мгновений и угарный газ станет убийственным. В доме оставаться было не безопасно: удушливая обстановка заставила броситься наружу - туда, где можно было встретиться с "человечком-черной тростью".

В итоге так и получилось: неведомая сила сковала все существо, парализуя тело и разум, и готовясь утянуть на дно ада! Откуда в нем эта страшная темная сила?

Времени на размышления не было. Она, эта сила, была и все! Была помимо воли ее невольного родителя, и теперь грозила духовной смертью! Что могло помочь, только одно: Сновидец пошел вокруг дома против часовой стрелки, перекрещивая дом во имя Троицы. Стоило только двинуться, как на улицу опустилась зима. Где-то справа появилось несколько человек (трое?) очень сильных и мощных. В их руках были длинные доски, которыми они размахивали и побивали тех, кто пытался им сопротивляться.

"Ты должен победить их", - произнес человечек-трость. Не смотря на его демоничность, и, казалось бы естественным желание ослушаться демонической сущности, Сновидец внезапно четко осознал, что если не пожертвует собой, то смерти точно не миновать - это было как будто какое-то испытание. Да и стоит ли чего-то жизнь в рабстве у демона?!

Сновидец, отчаянно вспоминал хоть какие-то слова молитвы, чтобы разобраться с происходящим. Но припомнил, что как ни пытался в последнее время начать молиться, не знал ни слов, ни о чем молиться. И вот, в голову внезапно пришли слова из прочитанной не давно на яву цитаты из 22 Псалома Давида.

Внезапно волнение отступило, сердце наполнилось решимостью и вдохновением, а мозг окутала легкая пелена опьянения.

"Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной!"

Разве после этого можно ли было бояться за себя, когда с тобой был сам Бог?! Конечно же, он раскидал всех врагов. И после этого человечек-трость схватила за руку и произнес, что-то типа того: "Хорошо, я отпущу тебя, если ты скажешь что у тебя в кулаке: монеты или конфеты". Сновидец чувствовал всего лишь одну конфету среди россыпи монет. И готов был уже сказать об этом, но остановился и подумал о том, как это приподнести: смиренно без эмоций, как будто ничего до этого с ним не происходило, или, раз уж он выиграл, порадоваться и уколоть обидчика. Это уже ничего не должно было изменить, ведь уговор - дороже денег!

"Монеты! - рассмеялся Сновидец и эмоционально добавил, внезапно показывая кукиш: - Вот тебе!"

Но что-то пошло не так! Попался! Черная тростинка рассмеялась. Внезапно кто-то сменил декорации и рядом возник длинный барак, а перед ним - щербатые наглые рожи в фуфайках.

Упс-с! Только теперь Сновидец понял, что второй раз невольно совершил оплошность, стоившую свободы: дав волю чувствам он обрек себя на тюремное заключение.

"Ну что, попался?"

Закончилась вольная жизнь, началась тюремная. Сновидец ощутил себя в помещении барака. Но среди новых лиц он заметил некоторых знакомых.

Путь прегродили. Двое спаринговались в единоборстве прямо в коридоре. Сновидец хотел было обойти, но чтобы не мешать, отступил и решил подождать. Когда те закончили, Сновидец поклонился, как это делают на айкидо, входя на татами. Однако этот жест вызвал негодование у здоровяка, который хотел было толкнуть. Он начал возмущаться подобным рабским поведением.

Сновидец вспомнил его: вместе когда-то занимались айкидо, но это миролюбивое искусство вызвало неприятие у здоровяка.

- Что ты делаешь? - спросил здоровяк, когда увидел, что Сновидец пытается что-то записать в блокноте.

- У меня плохо получается выражать свои мысли, - произнес Сновидец, - но хорошо получается писать. Я хочу изложить свое понимание айкидо, чтобы ты меня понял. Оно не подразумевает рабское смирение, и мой поклон - это дань уважения к сопернику, к священному татами и духу искусства.

Не сразу здоровяк понял, что тот все-таки делает и хочет сказать, но вскоре до него дошло. Конфликт вроде бы исчерпался. Но в какой-то момент Сновидец почувствовал как невольно сжимаются челюсти и скулы сводит от неведомого напряжения, выворачивая челюсть. Сновидец бросился искать ванную комнату (почему-то нестерпимо хотелось раскрыть рот и сплюнуть, освежиться холодной водой), но туалеты были закрыты. Он бросился в другую сторону. Проносясь мимо раскрытых дверей, он видел разных людей и оттуда доносились разные голоса, сладострастные стоны.

Ударившись в дверь, он понял, что туалет закрыт. Не в силах терпеть страшную боль в сводимых скулах, он бросился наружу, выламывая стену и на этом проснулся, чувствуя как на самом деле ноют скулы...

 

Мысль о странном черном человечке не давала покоя. Чувствовалось, что именно в нем и скрыт весь смысл сна. На поверхности были видны причины его появления и власти: природная чувственность и эмоциональность с ее поступками, приводящая к непредсказуемым и, как правило, плачевным последствиям. Но кто сам этот человечек и откуда взялся - оставалось не совсем ясным.

И лишь на второй день размышлений во время прослушивания композиции норвежской группы Tristania "Shadowman" и ознакомления с ее переводом все встало на свои места: этим человечком стал Shadowman - Тень! Наша собственная Тень - вторая натура.

Этот сон поднимает ряд сущностных вопросов: что есть Тень, для чего она нужна, если ее проявления приводят к негативным последствиям и оказываются такими разрушительными и губительными? Не будь Тени - дым не отравил бы дом и не заставил бы броситься наружу. Если бы не природное желание к позерству - не показал бы кукиш и не угодил в тюрьму к браткам. Быть может надо было смиренно протянуть монетки и склонив голову вернуться в свой милый, тусклый и унылый домик, чтобы вновь топить печечьки? Имеет ли право человек на проявления своей природы или должен подавлять ее импульсы?

Факт остается фактом: за проявление чувств приходится жестоко расплачиваться, и даже самопожертвование (вспомним битву с неизвестными с досками) не спасет от расплаты.

За малую ошибку карают сильнее, чем хвалят за великое деяние! Такова божественная справедливость в действии...

Оставить комментарий